Новости

При участии службы судебных приставов подготовлен законопроект

При участии службы судебных приставов подготовлен законопроект, предусматривающий для должников временное ограничение специальных прав.

Как сообщил "РГ" директор Федеральной службы судебных приставов Артур Парфенчиков, законопроект сейчас находится в минюсте.

Типичный пример подобного права - водительская "корочка". Ее, возможно, придется отложить в сторону, пока не расплатишься с долгами. Также приставы смогут приостановить действие охотничьих и рыболовных лицензий, если, конечно, предложение пройдет.

А в регионах, расположенных рядом с большой водой, злостные должники в таком случае рискуют поставить на прикол свои яхты, катера и лодки - права на управления маломерными судами тоже попадают в категорию специальных. Отдашь долг, поднимешь якорь. "Ограничение специальных прав - это мировая практика, которая является определенной мерой понуждения должника к возврату долга, - заявил Артур Парфенчиков. - Так же, как ограничиваются граждане на выезд за границу, предполагается ограничить пользование водительскими правами либо другими специальными разрешениями, которые выдаются уполномоченными органами".

При этом "иммунитет" от подобной меры будет у предпринимателей, которым специальные права нужны для работы. Иными словами, охотника не лишат лицензии, а таксиста - руля.

Среди первых кандидатов на временное лишение водительских прав - злостные алиментщики. Кстати, в последние годы их число стало уменьшаться. Можно даже говорить о том, что наметилась стойкая тенденция к их сокращению. Если в 2007 году было возбуждено 1,23 миллиона исполнительных производств о взыскании алиментов, то в 2011 году - 881 тысяча.

Нет, разводиться, к сожалению, меньше не стали. Но бегать от родительского долга стало труднее. Дела по алиментам находятся на особом контроле у руководства ведомства, к родителям-неплательщикам пытаются зайти с разных сторон. "С сентября 2012 года работа территориальных органов ФССП России по взысканию алиментов поставлена на оперативный еженедельный контроль Федеральной службы судебных приставов" - сообщает в официальном пресс-релизе пресс-служба ведомства.

Судебными приставами необязательно используется кнут, чаще людям стараются как-то помочь. Например - с работой. За полгода с помощью судебных приставов было трудоустроено более 10,3 тысячи алиментщиков. Кто-то встал на учет в собес: из пособия по безработице 20,4 тысячи удерживаются алименты на содержание несовершеннолетних детей. Приходят приставы с визитом и в бухгалтерии на предприятиях, где работают родители-неплательщики. По итогам проверок возбуждено 65 уголовных дел на должностных лиц (директоров и бухгалтеров), которые хитрили с зарплатами, из-за чего деньги алиментщиков не доходили до детей.

Также за полгода ограничено в выезде более 82,6 тысячи должников по судебным решениям о взыскании алиментов. В результате взыскана задолженность по алиментам в размере свыше 202,8 миллиона рублей. А в публичных местах размещаются фотографии и информация о должниках по алиментам, находящихся в розыске.

"Указанные мероприятия направлены не только на погашение задолженности по алиментам, но и на формирование в общественном сознании нетерпимого отношения к злостным неплательщикам алиментов", - поясняют в службе судебных приставов. Но все же среди нерадивых родителей есть достаточно упорные беглецы, действующие меры не всех могут пронять. По мнению представителей ведомства, ограничение специальных прав должников, среди которых немало алиментщиков, даст еще один аргумент в разговоре с безответственными родителями.


Штраф за передачу в тюрьмы запрещенных веществ увеличат

 

Штраф за передачу в тюрьмы запрещенных веществ увеличат

Власти предлагают увеличить административное наказание за передачу тюрьмы запрещенных веществ и предметов. Об этом сообщили в пресс-службе "Единой России".

В настоящее время за подобное нарушение действует штраф в размере от 1 до 1,5 тысячи рублей. На рассмотрение в Госдуму внесен законопроект, увеличивающий сумму штрафа от 3 до 5 тысяч рублей для лиц, пытающихся передать запрещенные вещества или предметы заключенным в исправительных учреждениях или СИЗО.

Запрет также налагается и на запрещенные продукты питания.


Законодатели вновь озаботились преступлениями

Законодатели вновь озаботились преступлениями, которые совершают пьяные водители. Группа депутатов внесла законопроект, который не только увеличит сроки, предусмотренные Уголовным кодексом, но также введет нижние пороги этих сроков.

Сейчас, если человек в пьяном виде стал виновником аварии, в которой погиб человек, ему грозит часть 4 статьи 264. То есть нарушение правил, повлекшее по неосторожности смерть человека. Это наказывается лишением свободы на срок до семи лет с лишением права управлять транспортным средством на срок до трех лет. То же самое, но в случае если под колесами погибли более двух человек, согласно части 6 статьи 264 УК - лишение свободы на срок до девяти лет и лишение прав на срок до трех лет. Но именно в этой части появляется более мягкое наказание - принудительные работы сроком до пяти лет. То есть сбил насмерть одного человека - можешь сесть за решетку на семь лет. Сбил двоих - можешь отработать в специальном центре пять лет. Откуда такая несуразица закралась в Уголовный кодекс, сказать теперь сложно.

Но именно поэтому группа депутатов предлагает исправить эту несправедливость. А именно внести поправки либо убрать принудительные работы из части 6 статьи 264, либо добавить их в часть 4 этой же статьи. Причем депутаты склоняются именно к усилению ответственности. То есть убрать принудительные работы из части 6 статьи 264.

Но на этом они не останавливаются. По словам одного из авторов законопроекта депутата Ярослава Нилова, предложено увеличить сроки заключения и установить нижнюю планку. Ни для кого не секрет, что зачастую судьи принимают довольно мягкие решения в отношении виновных в пьяной аварии. Условные сроки - это стандартная практика, особенно для работников полиции. Чтобы исключить подобные смягчения, депутаты предлагают ввести нижний порог наказания. В случае гибели одного человека в результате пьяной аварии минимальное наказание не должно быть ниже трех лет лишения свободы. В случае с двумя и большим количеством погибших не менее пяти лет заключения.

Также депутаты предлагают увеличить и максимальные сроки: за одного погибшего - до девяти лет, за двоих и более - до 15.

Однако именно эта часть законопроекта вызвала бурные споры. Дело в том, что такие сроки заключения под стражу предусмотрены для тех преступников, которые намеренно убили человека. То есть шли на убийство, полностью сознавая, что они делают. Например, человек завел машину и, нажав на газ, поехал давить другого человека. Это уже умышленное убийство. Только его требуется доказать. А 264-я статья относится к неумышленным преступлениям, то есть человек сбил другого человека случайно. Он не имел умысла его убивать.

 


Последствия критики судей в разных странах мира

Последствия критики судей в разных странах мира

 

В середине августа депутат Госдумы от "Единой России" Илья Костунов предложил  ограничить пространство для критики российских судей и судебной системы, потому что "общим местом стало обвинять в несправедливости и неграмотности всех судей страны". Он  предложил несколько дискриминационный вариант: разрешить анализировать деятельность судей только профессиональным юристам, мотивировав это так: "можно критиковать отдельного судью, если вы профессионал, если вы знаете все процедуры и законы". Парламентарий этим не ограничился и намекнул на возможность внесения подобного законопроекта на обсуждение коллег.

Если бы великий Бернард Шоу был жив (и чудом обратил бы внимание на Костунова), он, вероятно, произнес бы что-то вроде своего знаменитого "не нужно быть курицей, чтобы судить о качестве омлета". Нельзя утверждать, что подобное не практикуется где-нибудь в районе Восточного Тимора, но куда интереснее рассмотреть опыт стран с устоявшимися правопорядками.

Саудовская Аравия

Запрет на критику судей действительно установлен в ряде государств. Например, где действуют законы шариата, в первую очередь – в Саудовской Аравии (там в принципе не существует конституции и других светских законов). По нормам мусульманского права критика судьи может быть приравнена к богохульству, поскольку судья считается, по сути, толкователем религиозных норм. Богохульство в свою очередь относится к категории преступлений перед богом (хадуд или хадд) вместе с воровством, употреблением алкоголя или супружеской изменой.

Наказанием за богохульство могут служить телесные наказания (обычно до 100 ударов плетью) или же смертная казнь. Для доказательства вины нужны только два свидетеля-мусульманина, которые лично присутствовали при совершении преступления. Тяжелыми грехами по нормам шариата считаются также распускание неправдивых слухов и клевета в адрес любого человека, не обязательно судьи.

Сингапур

В системах светского права критика суда жестко ограничена в Сингапуре. В этом крошечном азиатском государстве существует ответственность за оскорбление ("скандализирование", если дословно) суда (scandalizing the court), а для квалификации существуют два критерия: признак действительного риска (real risk) и признак "неотъемлемой склонности" (inherent tendency).

В первом случае заявитель жалобы должен доказать, что слова или действия ответчика создают реальный риск отправлению правосудия. Во втором же необходимо подтвердить, что критика суда имеет за собой намерение создать у среднестатистического получателя информации представление о несправедливости судебной системы в целом. Если первый признак широко известен в странах общего права, то второй – скорее местная специфика (используется также в Малайзии).

Критерий "неотъемлемой склонности" применяется на практике гораздо чаще, потому что из-за скромных размеров Сингапура его судебная система считается особо уязвимой перед критикой. В стране вообще много законов, охраняющих уникальные устои на острове, стоит вспомнить хотя бы полный запрет жевательной резинки ради чистоты сингапурских тротуаров.

Наказания за "скандализирование", впрочем, не слишком суровы. Самый крупный штраф была вынуждена выплатить в 2008 году газета The Wall Street Journal, и составил он $16500. Тогда издание опубликовало две редакторские колонки, в которых журналисты заявили о подконтрольности судов премьер-министру Сингапура и правящей партии. Судья, слушавший это дело, постановил, что "подобные инсинуации подрывают общественное доверие к юстиции", и, стало быть, недопустимы.

США и Великобритания

Благодаря первой поправке к Конституции, гарантирующей свободу слова и прессы, в США негативные мнения о судебной системе практически не преследуются. Общее правило состоит в том, что публикация может быть рассмотрена как случай неуважения к суду лишь тогда, когда она "представляет наивысшую степень опасности для правосудия". Первая поправка защищает немало противоречивых действий, вроде, неонацистских маршей или публичного сжигания национального флага, но, тем не менее, невозможно отрицать, что доверие граждан к судам в Америке крайне высокое.

В Великобритании законодательство о критике судов стало главной темой августа в юридическом сообществе. В британском праве норма об оскорблении судей, позаимствованная Сингапуром с некоторыми изменениями, существует с XVIII века, но сегодня считается правовым реликтом. Последний раз ее применяли в 1932 году, когда местечковая газета была оштрафована на 100 фунтов за фразу "дерзкий малый с конской гривой" по отношению к судье (конская грива – намек на традиционный судейский парик). Однако в 2012 году "оскорбления" попытался воскресить служитель Фемиды по имени Пол Гирван, прочитавший мемуары бывшего госсекретаря Северной Ирландии Питера Хейна и обнаруживший там пару абзацев про себя.

Хейн назвал одно из решений Гирвана заведомо неправосудным, и последний отправился в суд с иском по старинному закону. Но прокурор по этому делу, перед тем как начать ворошить прошлое, обратился за комментариями к Хейну. В ответном письме экс-госсекретарь объяснил, что высказался лишь об одном решении судьи и никогда не ставил под сомнение предыдущие или последующие. Обвинитель согласился, что с этой точки зрения мемуары не представляют опасности престижу британского правосудия в целом и прекратил производство, а Хейн, в свою очередь, пообещал переиздать книгу с включением текста своего письма, раз уж возникли вопросы.

    Юристы всех рангов теперь думают, не пора ли формально избавиться от закона, про существование которого все успели позабыть. Применяться на британских островах он практически перестал еще в XIX веке, но был нужен для укрепления авторитета судов в колониях. В Гонконге еще недавно была востребована такая форма обвинения в "скандализировании" как вульгарное или хамское оскорбление судьи (scurrilous abuse), устаревшая в Англии, где для таких случаев есть законы о диффамации и клевете. В 1998 году, уже после передачи суверенитета Китаю, в городе прошел громкий процесс популярной газеты The Oriental Daily News, которая в одной из статей назвала британских судей Гонконга "белыми свиньями" и "дерьмом от мира юриспруденции". Издание было оштрафовано на $650000, а автор текста приговорен к четырем месяцам тюрьмы.

     В настоящее время в Великобритании сдерживающим механизмом для критики судей является закон о неуважении к суду (The Contempt of Court Act), последняя версия которого была принята в 1981 году. Согласно его положениям (п.2.2), прессе и другим комментаторам запрещается делать высказывания о судебном разбирательстве sub judice, то есть когда процесс находится в активной стадии. Обозначенный в законе период начинает отсчитываться с назначения меры пресечения, предъявления обвинений или появлением повестки в суд. Разумеется, под запрет попадают только мнения, которые могу "серьезно навредить отправлению правосудия".

    Любопытна история принятия вышеупомянутого акта. В 1979 году, когда действовала предыдущая версия закона, не включавшая принцип sub judice, Минюст обвинил газету Times в распространении информации, наносящей вред правосудию. Издание тогда прозрачно высказалось о виновности производителя транквилизаторов в том, что употребление ее продукции может привести к пороку развития плода во время беременности. Однако спор государства с фармацевтами находился в тот момент на стадии переговоров о досудебном урегулировании, и суд наложил запрет на дальнейшие публикации об этом деле в газете. Однако журналисты обратились в Европейский суд по правам человека, где нашли поддержку.

Практика ЕСПЧ

    В Европейском суде по правам человека существует трехступенчатая система выявления признака нарушения. В случае "Times против Соединенного королевства" суд решил, что запрет на публикации "принят в соответствии с внутренним законодательством" и "преследовал легитимные цели", однако "не был необходим в демократическом обществе". Это был первый прецедент в истории Страсбургского суда по разрешению конфликта между правом на свободу высказываний (гарантируется ст.10 Конвенции по правам человека) и правом на справедливый и независимый суд (закреплено в ст.5). В постановлении говорится, что общественный интерес, а именно информированность жертв трагедии о ее причинах, перевешивает необходимость обеспечить независимость суда.

   В другом деле – "Ворм против Австрии" (1997 год) – ЕСПЧ разрешил похожий спор уже в пользу государства. Журналист тогда подвергся штрафу в соответствии с австрийским законом о СМИ, запрещающем обнародовать мнения или материалы, которые могут повлиять на результат судебного процесса. Заявитель в своей статье безапелляционно утверждал, что чиновник, суд над которым был в самом разгаре, виновен в уклонении от уплаты налогов. По мнению ЕСПЧ, такая мера уже "была необходима в демократическом обществе", так как публикация ставила под сомнение статус суда, как института по объективному разрешению правовых вопросов.

    В Гражданском кодексе Франции, например, есть статья, запрещающая публикации, которые могут нарушить принцип презумпции невиновности. Однако в целом, романо-германское право положительно воспринимает взвешенную и аргументированную критику отправителей правосудия.

 

 

 


Оказание электронных услуг населению

Президент Владимир Путин поговорил с Николаем Никифоровым проблемы оказании электронных услуг населению

  На встрече с главой Минкомсвязи Николаем Никифоровым Владимир Путин поручил не ослаблять внимание к реализации программы оказания услуг в электронном виде и привлекать к ответственности чиновников, тормозящих эту работу.

"Нужно своевременно получать информацию о том, что происходит в стране по этому вопросу, промониторить и проанализировать", - распорядился глава государства. "После этого я вас прошу сделать соответствующее предложение, если нужно будет что-то поправить в действующем законе, для того чтобы он работал эффективно. Держим этот вопрос на контроле", - сказал он.

Регионы должны были приступить к работе по реализации закона об оказании услуг населению в электронном виде с 1 июля. По словам Никифорова, началась она крайне неравномерно.

"По статистике, мы сегодня видим регионы-лидеры, в которых большое количество информационных запросов в электронном виде, которые означают, что человек уже не ходил ногами, не собирал бумажные справки и был избавлен от избыточных посещений различных инстанций - министерств, ведомств и так далее; видим и регионы, где эта работа только начинается", - пояснил министр. Впрочем, Никифоров надеется, что после летнего затишья "в сентябре, осенью эта работа должна быть развернута полным ходом".

Министерство обеспечило полную готовность сервисов на федеральном уровне, сообщил Никифоров, и сейчас отслеживает статистику. "Что важно, закон в любом случае на стороне жителей, и те регионы, те чиновники, которые сегодня еще не готовы с технической точки зрения к осуществлению этой работы, просто вынуждены собирать эти справки уже в бумажном виде сами: не жители бегают за сбором этих документов, а это делают сами государственные структуры", - заметил он.

За неправомерное требование справок с граждан предусмотрены штрафы в несколько десятков тысяч рублей за каждый случай. "Таким образом, если то или иное должностное лицо в течение дня несколько десятков раз неправомерно требовало ту или иную справку, то, соответственно, набегает очень приличный административный штраф", - подсчитал министр.

"Вы уверены, что именно так и происходит?" - спросил Владимир Путин.

"Мы создали специальный сайт в сети Интернет, на котором жители указывают конкретные факты, когда с них неправомерно потребовали ту или иную справку, и внимательно отрабатываем это с нашими коллегами в регионах, и в том числе с федеральными структурами", - рассказал Никифоров.

"Таким образом, обратная связь есть, ситуация выправляется, но еще многое предстоит сделать", - добавил он.

"Одной из ключевых проблем является цифровое неравенство, которое сегодня есть в стране", - продолжил министр. В его ликвидации - главная амбициозная задача, которая стоит перед Минкомсвязи. В Москве примерно 6 из 10 домохозяйств подключены к сети, а по стране - 3 из 10 домохозяйств, то есть около 30 процентов. "И этот разрыв нам предстоит устранить", - пояснил он.

Владимир Путин спросил и о сохранности персональных данных. По словам Никифорова, несмотря на закон, действенного механизма привлечения к административной ответственности операторов персональных данных (банков, страховщиков, медицинских учреждений) нет.

"Поэтому подготовлен целый комплекс нормативных актов, который позволит структуре, ответственной за контроль в этой сфере - это Роскомнадзор, дать дополнительные полномочия в части привлечения к ответственности", - сообщил министр. "Мы хотим эту процедуру максимально ужесточить, тем самым показать всем тем, кто обрабатывает персональные данные (а это около 300 тысяч различных юридических лиц в нашей стране), что в нашей стране информация, особенно персональные данные населения, - это большая ответственность, в том числе финансовая", - рассказал о планах Никифоров. По его словам, поправки готовы и министерство рассчитывает, что их скоро уже примут.

 


Общество защиты прав потребителей заступилось за инвалидов. В Верховный суд подано заявление с просьбой отменить пункт правил воздушных перевозок, ущемляющий права людей в инвалидных креслах.

 

 

Общество защиты прав потребителей заступилось за инвалидов. В Верховный суд подано заявление с просьбой отменить пункт правил воздушных перевозок, ущемляющий права людей в инвалидных креслах.

 

 

За инвалидов заступилось Общество защиты прав потребителей, обратившись в Верховный суд. В заявлении указано, что правила противоречат федеральному законодательству, международных договоренностей и "безосновательно ограничиваются права граждан, нуждающихся в особой поддержке государства".

Согласно международной Конвенции о правах инвалидов от 13 декабря 2006 года, ратифицированной Россией в 2008 году, государства-участники должны обеспечить инвалидам условия "безбарьерной среды". Это значит, что люди в колясках должны иметь возможность без усилий войти в любое общественное здание, воспользоваться общественным транспортом.

В Европе все это сделано давно. Например, в регламенте о правах инвалидов в авиатранспорте прямо сказано: "Люди с ограниченной мобильностью должны иметь возможность летать на самолете, как все остальные граждане, с правом на свободное перемещение, свободу выбора и недискриминацию". Принципиальное отличие европейских порядков от наших: в ЕС авиаперевозчики должны принять на борт любого человека, имеющего на руках действительный билет, оказав ему всю необходимую помощь и содействие, инвалиду отказать они просто не имеют права. В противном случае - штраф от 5 до 120 тысяч евро.

Понятно, что авиакомпании - коммерческие организации. Их первая цель - прибыль. Поэтому они нередко злоупотребляют предоставленным им правом на отказ от перевозки. "Проконтролировать оправданность такого отказа в каждом отдельном случае невозможно", - подчеркивают в ОЗПП. За последние годы было несколько резонансных случаев, когда инвалидов элементарно не пускали на борт самолета. Причем представители авиакомпаний ссылались именно на пункт приказа, который сейчас оспаривается в Верховном суде.