Новости

Верховный суд разъяснил права гражданина на интеллектуальную собственность.

Читать
Как сообщает «Российская газета» Верховный суд разъяснил права гражданина на интеллектуальную собственность. Осторожно надо использовать понравившиеся в интернете фотографии для своих нужд - примерно так выглядит главная мысль целой серии судебных споров, закончившейся в Верховном суде РФ.
     Использовать чужие снимки можно, но лишь при соблюдении авторских прав. Иначе - суд.
     Удачных и замечательных снимков в глобальной сети множество. И у каждой фото­графии есть автор, о котором граждане часто забывают. Но иногда эта забывчивость заканчивается в зале суда. Так случилось в Ульяновской области.
     В суд с иском к местному молодежному движению обратился гражданин. Он заявил, что ему принадлежат две серии снимков, которые он увидел в "Живом журнале". 59 фотографий и комментарии к ним с перерывом в несколько дней появились на одном из сайтов, и их там разместила местная молодежная организация. Согласия размещать там свои фотографии и свои комментарии автор не давал.
     Местный районный суд иск фотографа рассмотрел и ему отказал. Вторая инстанция - областной суд - с решением коллег согласилась.
   Районный суд, когда отказал истцу, "не усмотрел" оснований взыскивать с движения деньги за нарушение авторских прав. По мнению суда, тексты к фотографиям "редактированию не подвергались", а в конце заметки есть псевдоним автора - его ник. По нему можно зайти в блог истца и увидеть его имя и фамилию. Из этого районный суд сделал вывод, что источник заимствования указан. А еще суд заявил, что цитирование допускается, если произведение, в том числе и фотография, стало "общественно доступным". Апелляция с таким решением согласилась и добавила, что "объем цитирования фотографий истца является допустимым и оправданным целями информирования пользователей".
     Когда дело дошло до Верховного суда, он с подобными выводами не согласился.
     У каждой фотографии в Сети есть автор. А у автора – права.
     Верховный суд начал со статьи 1274 Гражданского кодекса РФ. В ней говорится, когда можно использовать произведения без согласия автора и без выплат ему гонорара, но с обязательным указанием автора.
     "Свободное использование произведения в информационных, научных, учебных или культурных целях допускается без согласия автора... и без выплаты вознаграждения, но с обязательным указанием имени автора, произведение которого используется, и источника заимствования".
     Далее Верховный суд подробнейшим образом разобрал, когда и в каких случаях такое возможно. Вывод: во всех перечисленных случаях бесплатного цитирования обязательно указание имени автора и источника заимствования.
     Важный момент - использоваться в информационных целях могут только произведения, опубликованные в газетах и журналах либо переданные в эфир. Причем к ним не относятся электронные варианты газет и журналов, размещенные в сети интернет. Перечень "бесплатных" произведений ограничен только статьями, к которым фоторепортаж не относится. Тематика используемых статей ограничена только экономическими, политическими, социальными и религиозными вопросами. Понятие "использование" предполагает, что статью возьмут полностью.
     Верховный суд заметил, что ульяновские суды использовали 1274-ю статью Гражданского кодекса, но только констатировали, что ответчик выполнил ее требования. Но какие именно из требований и в каком объеме, не указал. То есть в нарушение закона (статья 198 Гражданского процессуального кодекса РФ) местные суды не привели мотивов, по которым они пришли к выводам.
     Ульяновские суды не приняли во внимание, что цитирование считается разрешенным, если выполнены нормы, указанные в статье закона. Если условия не выполнены, то это прямое нарушение авторских прав.
     Еще замечание Верховного суда - районный суд даже не обсудил вопрос о назначении экспертизы, хотя это требует закон.
Местный суд посчитал, что ответчик выполнил требования закона - он ведь в конце материала указал псевдоним автора и дал ссылку на его блог. На это Верховный суд заметил - местные суды не устанавливали, принимал ли фотограф решение использовать вместо своего имени псевдоним и можно ли это считать указанием на авторство.
     Еще Верховный суд напомнил - статья 1266 Гражданского кодекса запрещает вносить без согласия автора в его произведения изменения, сокращения и дополнения, снабжать тексты иллюстрациями, преди­словием, послесловием, комментариями или какими-то пояснениями. На суде истец говорил, что его произведения изменяли, но суд это утверждение не проверил.
     Все решения ульяновских судов отменены, спор придется решать заново с учетом разъяснений Верховного суда.

25 декабря пленум Верховного суда России принял постановление, защищающее граждан от уголовных дел за покупку шпионских устройств для игры или в целях личной безопасности.

Читать
     Как сообщает «Российская газета» по данным Верховного суда страны, за год по статье УК РФ "Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации" были осуждены 257 человек. Причем число таких дел резко выросло.
     Как не раз заявляли эксперты, причина в том, что правоохранители начали нарабатывать статистику за счет граждан, не замышлявших ничего плохого. Кто-то купил трекер для того, чтобы следить за коровой. Кто-то шутки ради выписал китайскую ручку со встроенным диктофоном. Кто-то установил в автомобиле GPS-трекер, позволяющий записывать разговоры в салоне. Эта функция пригодится при угоне машины. Но в итоге покупатели попадали на скамью подсудимых.
     В высокой судебной инстанции решили разобраться в причинах и дать специальные разъяснения, когда техника неподсудна.
     Постановление особо уточняет: в таких делах всегда надо уточнять цели человека. Если гражданин планировал собирать тайное досье на соседей, это безусловно подсудно.
     Неподсудна ошибка, когда человек заказал в интернете какой-то прибор, и не подозревая о его тайных возможностях. Но и знание о вшитых жучках иногда освобождает от ответственности. Все зависит от того, для чего именно покупались приборы.
     Как сказано в постановлении, не могут быть квалифицированы как преступление "действия лица, которое приобрело предназначенное для негласного получения информации устройство с намерением использовать, например, в целях обеспечения личной безопасности, безопасности членов семьи, в том числе детей, сохранности имущества или в целях слежения за животными и не предполагало применять его в качестве средства посягательства на конституционные права граждан".
     Обычные гаджеты можно покупать смело. Смартфоны, диктофоны, видеорегистраторы и т.п. могут быть признаны специальными средствами лишь "при условии, если им преднамеренно, путем специальной технической доработки, программирования или иным способом приданы новые качества и свойства, позволяющие с их помощью негласно получать информацию". Проще говоря, обычный телефон неподсуден.
     Если же человек установил хитрую программу, превращающую обычный телефон в настоящий гаджет Джеймса Бонда, то придется ответить перед судом. Одно дело - невинные игры или защита личной безопасности, и совсем другое - слежка за ближними.
     Еще одно резонансное положение: обнародование переписки или телефонных переговоров граждан по прямому умыслу является преступлением. В постановлении отмечается, что "ответственность наступает независимо от того, составляют передаваемые в переписке, переговорах, сообщениях сведения личную или семейную тайну гражданина или нет".
     Можно купить трекер в целях личной безопасности: для контроля за животными, наблюдения за детьми, отслеживания автомобиля и т.п.
     Незаконный доступ к содержанию переписки и переговоров, как сообщает Верховный суд, может состоять в ознакомлении с текстом переписки, прослушивании телефонных переговоров, звуковых сообщений, их копировании, записывании с помощью различных технических устройств и тому подобное.
     По словам экспертов, это означает, что подсудно разглашение чужих переговоров, каким бы путем они ни попали к человеку. Тайное прослушивание, кстати, тоже подсудно.
     Если же переписку обнародовал один из участников, то здесь все зависит от содержания. Если речь о каких-то тайнах, охраняемых законом, которые человеку сообщили конфиденциально, то здесь надо молчать. Если же ничего секретного не было, то за обнародование не накажут. По крайней мере пранкеры, телефонные шутники, которые разыгрывают ВИП-персон, уже сообщили, что их подобные правовые позиции не касаются: они сами являются участниками разговоров, которые потом обнародуют в интернете.
 

в кадровый резерв для замещения должностей государственной гражданской службы Оренбургской области старшей группы (секретарь суда,секретарь судебного заседания) аппаратов мировых судей судебных участков г.Оренбурга, Оренбургского р-на Оренбургской области

Закрыта вакансия: в кадровый резерв для замещения должностей государственной гражданской службы Оренбургской области старшей группы (секретарь суда,секретарь судебного заседания) аппаратов мировых судей судебных участков г.Оренбурга, Оренбургского р-на Оренбургской области . Ознакомиться с решением вы можете по следующему адресу.


Верховный суд объяснил, кого можно признать безвестно отсутствующим

Читать
Как сообщает «Российская газета» Верховный суд РФ впервые разъяснил, кого и как можно признать "безвестно отсутствующим". В решении суда подчеркнуто - разъяснения нужны не мертвым, они нужны живым. Родные пропавшего человека могут с таким решением суда в руках получить пенсии, другую социальную помощь, распорядиться имуществом пропавшего.
     Близким пропавших без вести важно получить подтверждение пропажи человека для положенных льгот.
     Не умер, не заболел, а просто куда-то исчез - так можно сказать о гражданах, которые вышли из дома и туда больше не вернулись. Подобных случаев гораздо больше, чем нам кажется. Исчезает, по данным официальной статистики, приблизительно 30-35 тысяч человек ежегодно - население не очень большого провинциального города. Кто-то из ушедших граждан вернется домой, кого-то рано или поздно найдут живым или мертвым, а остальные будут считаться "безвестно отсутствующими".
     Исчезает, по данным официальной статистики, приблизительно 30-35 тысяч человек ежегодно - население не очень большого провинциального города.
     Вот такой, кстати, немаленькой категорией граждан и занялась Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ. В частности, она пересматривала результаты интересного судебного спора - женщина с тремя детьми на руках просила признать ее мужа безвестно отсутствующим. В суде истица, жительница Псковской области, рассказала, что ее муж в 2012 году уехал на Украину, и с тех пор о нем ни слуху ни духу.
     Спустя месяц после его отъезда обеспокоенная тем, что супруг не откликается, женщина пошла в правоохранительные органы и написала заявление - исчез муж. Прошло пять лет, и гражданка снова пошла в полицию с аналогичным заявлением - найдите человека. На этот раз она получила ответ, что в полиции супруга ищут, так как подозревают его в совершении преступления. Письмо заканчивалось тем, что полицейские написали следующее: все меры, которые они предприняли, результата так и не дали.
     Суду истица объяснила, что у нее на руках оказались три девочки, и она просит суд установить юридический факт, что ее муж "безвестно отсутствующий". Это необходимо, чтобы оформить пенсии на детей по потере кормильца и решить вопрос "о назначении доверительного управляющего для управления и сохранности имущества ее мужа". Городской суд, выслушав гражданку, ей в иске отказал. А областной суд согласился с таким выводом.
     Пришлось женщине дойти до Верховного суда РФ.
    Там проверили материалы дела, обсудили доводы истицы и заявили, что "есть основания для отмены состоявшихся судебных решений". По мнению Верховного суда РФ, нарушения норм права в этом вердикте допустили и городской, и областной суды.
     Гражданин может быть признан судом "безвестно отсутствующим", если в течение года по месту его жительства ни у кого нет сведений, где он находится.
     Вот аргументы Верховного суда. Из материалов дела видно, что истица вышла замуж в 1998 году и в браке родились три дочери. Осенью 2012 года гражданка обратилась в местное ОВД с заявлением об исчезновении мужа. Спустя пять лет принесла туда же аналогичное заявление. В деле есть сообщение следственного управления УМВД по Псковской области датированное 2017 годом. В нем говорится, что еще летом 2012 года было возбуждено уголовное дело и муж истицы в нем значится как обвиняемый, которого объявили в розыск. Сначала в федеральный розыск, потом - в международный. Но так как гражданина не нашли, уголовное дело приостановили. Есть в деле и другие документы из местной полиции. В них сказано, что "в рамках разыскного дела местонахождение гражданина до настоящего времени не установлено". Такие же показания дал в суде и начальник отдела оперативно-разыскной работы местного подразделения полиции. Отказывая гражданке, городской суд заявил, что предоставленной ею информации недостаточно, чтобы признать ее супруга безвестно отсутствующим. На взгляд суда, "имеются основания полагать", что ее муж не пропал, а "умышленно скрывается с целью уклонения от наказания". Областной суд такая аргументация устроила. А вот Верховный суд РФ - нет.
     Свои доказательства высокая судебная инстанция начала с того, что напомнила про 42-ю статью Гражданского кодекса. В ней сказано, что гражданин может быть признан судом безвестно отсутствующим по заявлению "заинтересованных лиц", если в течение года по месту его жительства ни у кого нет сведений, где он находится.
     Верховный суд подчеркнул: институт признания гражданина безвестно отсутствующим - это удостоверение в суде факта "длительного отсутствия гражданина в месте его постоянного жительства", если оказались безуспешными попытки найти, где человек обитает и получить хоть какие-то сведения о нем. Суд напомнил: институт признания человека отсутствующим "имеет целью предотвращения" возможных негативных последствий. Причем как для самого пропавшего человека, так и для "других лиц, в том числе имеющих право на получение от него содержания". В этой витиеватой фразе сказано, что признать человека отсутствующим важно для граждан с таким пропавшим человеком связанным, ведь от этого часто зависят какие-то "социальные гарантии в имущественной и неимущественной сфере".
     Полиция должна подтвердить в суде, что искала пропавшего и не нашла.
     Из материалов дела видно, что с осени 2012 года о пропавшем человеке у близких нет никаких сведений. Это родные подтвердили в суде. Ничего не дали и оперативно-разыскные мероприятия полиции. В городском суде представители соцзащиты и Пенсионного фонда не возражали, чтобы гражданина признать отсутствующим.
     В этом деле, подчеркнул Верховный суд, юридически значимым, применительно к 42-й статье Гражданского кодекса было выяснение судом, есть ли какие-либо сведения о том, где гражданин находится. Но городскому суду оказалось достаточным для отказа только то, что супруг находится в розыске и может "умышленно скрываться".
     По заявлению Верховного суда РФ, сам по себе факт объявления человека в розыск из-за возбуждения уголовного дела без оценки всех сведений, полученных в результате такого розыска, не может быть основанием для отказа в просьбе - признать гражданина безвестно отсутствующим. Это судебные инстанции не учли, заявил Верховный суд. Так что отказ истице Верховный суд назвал "неправомерным". Все решения по этому делу отменены, и Верховный суд велел спор пересмотреть с учетом своих разъяснений.

Адвокаты поддержали идею убрать клетки из всех судов.

Читать
Как сообщает «Российская газета» Федеральная палата адвокатов России безоговорочно поддержала законопроект, отменяющий использование в залах судебных заседаний клеток и защитных кабин для фигурантов уголовных дел. ФПА направила в Совет Федерации обращение, в котором выражает убежденность, что принятие документа не только позволит устранить проблему отечественного правоприменения, но и приведет к экономии бюджетных средств.
     Проект федерального закона о ликвидации судебных клеток был накануне внесен в Госдуму группой сенаторов. Документом статья 9 Уголовно-процессуального кодекса РФ дополняется пунктом 3 следующего содержания: "Запрещается помещать подозреваемых, обвиняемых или подсудимых в защитные кабины в процессуальной зоне залов судебных заседаний, а также использовать иные конструкции, препятствующие общению указанных лиц с адвокатом". Подразумевается, что подследственный во время судебного заседания будет сидеть за столом рядом со своим адвокатом.
     В адвокатской палате обращают внимание, что ни в одном европейском государстве за пределами бывшего СССР не помещают подсудимых в клетку или стеклянную кабину. "В странах, которые принято считать цивилизованными, это воспринимается как варварство. Европейский суд по правам человека признает такие действия нарушением запрета на применение пыток, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание", - отметили в Федеральной палате адвокатов.
     Кроме того, отмечается в обращении, принятие этого закона будет позитивным фактором и с финансовой точки зрения. ЕСПЧ регулярно признает нарушения в действиях российских властей и присуждает значительные денежные компенсации в пользу лиц, подвергшихся такому обращению. Эти суммы исчисляются сотнями тысяч евро ежегодно. Немалых затрат требует и установка защитных кабин в залах судебных заседаний. Все эти расходы возмещаются за счет госбюджета.
     "Важно отметить и морально-психологический аспект проблемы. Можно констатировать, что общество в целом уже негативно воспринимает тот факт, что подозреваемые, обвиняемые или подсудимые размещаются в "клетках", - говорится в пояснительной записке к законопроекту. Вопрос о запрете ограждений подняла в июле нынешнего года спикер верхней палаты Валентина Матвиенко. Она заявила, что "негуманно" и "недостойно" держать в клетках людей "не обвиненных еще ни в чем". Исключение, по ее словам, должно быть только для самых опасных преступников. Ни в одном европейском государстве за пределами бывшего СССР не помещают подсудимых в клетку.
     - Изначально клетки появились в 90-х годах, когда в судах слушались дела жестоких банд и организованных преступных групп, - напоминает заслуженный юрист России Иван Соловьев. - Кроме того, ряд дерзких побегов прямо из залов судов обусловил применение таких средств защиты. Со временем клетки ввиду их явной связи со средневековыми обычаями стали заменять на пластиковые ограждения. Ими сегодня оборудованы большинство залов судебных заседаний. Но такая ситуация, по словам эксперта, противоречит ряду международных соглашений в сфере защиты прав человека, которые подписаны и ратифицированы Россией. "Поэтому исправлять ситуацию потихоньку надо", - заключил Соловьев.
     - Абсолютно правильная инициатива - подзащитный должен находиться рядом со своим адвокатом в период судебного разбирательства, а не в клетке, - считает адвокат Алексей Добрынин, напоминая про презумпцию невиновности.